Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Миколка-паровоз

Рошаль о состоянии медицины в буржуазной РФ

Страшное: речь Рошаля на форуме медицинских работников (видео + текст)
#Tags: медицина, РФ, реформа, Рошаль, Путин

http://forum-msk.org/material/kompromat/6782260.html

Video: http://www.youtube.com/watch?v=Zgi7G8u3Rtk&feature=player_embedded


[Букржуазная] власть допустила крупный прокол - пустив доклад Рошаля в прямом эфире.

А говорил Рошаль жуткие вещи. И о том, что профессионалов нет в министерстве, и о тайном создании законов, и о тяжелой практике, и новых чудовищных приказах. 

Короче, наглядная демонстрация того, что здравоохранения у нас, как централизованной системы с определенной идеей - НЕТ. И существует она еще на плечах старых кадров.


"... стали уже говорить о необходимости поднять долю здравоохранения в валом продукте с трех, - ПОЗОРНЫХ, говорю!.. - с трех и пяти (3,5) процентов до 6%. Причем мы не говорим о 8, 10, 15 процентах, как в других странах, и не говорим о приведении в сумме в долларах к нашим рублям. Мы говорим о процентах, о ментальности ... 

...я убежденно говорю, что, имея лучшую в мире структуру здравоохранения, нас бы никто не догнал. Если бы мы имели 6% и, естественно, рационально бы их использовали.
...
И на этом фоне, может быть ошибаясь, но прослеживается позиция... а, может быть, не ошибаясь, четкая позиция Минэкономразвития и Минфина - набросить на шею нам веревочку и ограничить бюджетное финансирование. 
...
Кому такая реформа нужна?!
Думаем про деньги. Впереди (приоритетен) стал рубль. А про народ... про народ, при таком подходе, рентабельности, стали забывать. И про медиков вообще тоже. Хорошо, что сейчас вопрос поворачивается. Вы об этом сами говорили не только сейчас, но и до этого. Но этот поезд уже ушел, с кого за все это надо спросить?
...
Это что, люди(!), которые это все писали? ...
...
И у нас, честно говорю, НЕТ СЕРЬЕЗНОГО ОБСУЖДЕНИЯ ЗАКОНОВ. Я всегда говорю, что у нас народ не дурак, и врагов среди нас тоже нет.
Много лет мы спрашивали - ГДЕ КОНЦЕПЦИЯ РАЗВИТИЯ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ? ГДЕ? КУДА МЫ ИДЕМ? КУДА НАС ВЕДУТ? РАССКАЖИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА! ГРОМКО!
...
Но в первичном звене, в поликлиниках, если человек, вообще, хочет - идет... Разрушать участковую систему, мы не должны. Я хотел сказать - ЭТО ПРЕСТУПЛЕНИЕ! ЭТО - НЕЛЬЗЯ!
...
Владимир Владимирович! Почему от нас скрывают авторов проекта законов?! А? Вы не знаете?
...
Я спрашиваю - ПОЧЕМУ ОТ НАС СКРЫВАЮТ АВТОРОВ ПРОЕКТОВ ЗАКОНА?!
Это повысило бы их отвественность. Если их много, ничего, мы прочтем имена. Но мне кажется, страна должна знать своих героев в лицо. 
...
Ведь есть законы, которые, я считаю, просто дискредитируют власть. И приказы. Как будто бы нарочно кто-то придумывает. Я просто иначе не понимаю этого дела. 
...
Вообще я человек прямой и хочу сказать, Владимир Владимирович, это, конечно, беда, что в Минздравсоцразвития не сидит НИ ОДНОГО НОРМАЛЬНОГО, ОПЫТНОГО ОРГАНИЗАТОРА ЗДРАВООХРАНЕНИЯ.

БУРНЫЕ АППЛОДИСМЕНТЫ.
...
В общем, наслаждайтесь.

Владимир Владимирович, дорогие друзья!

(Путину) - Я не знал текста Вашего выступления... и подумал, может, мне тогда уже и выступать уже не нужно...  (усмехается).  Потому что какие-то болевые точки расставлены. Но как-то не удобно.

Минздрав, наконец, нашел... вышел на прямой разговор с нами. Мы давно этот разговор ждали. Я говорю правду. И это правильно. Это, конечно, еще не Съезд врачей России, но это (хоть) что-то, это диалог. И вы видите, как это хорошо, как это здорово. И бояться этого не надо, потому что народ у нас нормальный.  И говорит нормально, говорит правильно.

Ну, все хорошее о наших достижениях нам рассказали Владимир Владимирович и Татьяна Ст... Алексеевна. И вы сами знаете, я чувствую по тому докладу, который вы делаете. Действительно, столько открывается, столько строится, столько вводится ... не видит это только слепой или озлобленный.... человек. Я могу продолжить еще и хорошее, то, что было сделано, которое касается лично вот нас, меня... что построен за эти годы прекрасный Институт детской неотложной хирургической помощи и травматологии, единственный в свое роде. И не только в Москве, но и в мире. И мы можем гордиться. И мы можем тиражировать ... наш институт. Какие надо больницы, детские, например, строить в России.

Вообще, уровень оказания медицинской помощи детскими хирургами в России и у нас в стране(?) очень высокий. А педиатры ... Я педиатр, поэтому хвалю педиатров. .. Они молодцы. Они очень много сделали для того, чтобы предотвратить увеличение детской смертности в России, более чем другие разделы. И постепенное снижение ее.

Но, моя задача, наверное, сегодня, не хвалить то, что мы сделали, а обозначить какие-то болевые точки, которые у нас есть. Но ... если я сказал пару слов в отношение детства, то, вообще, хорошо бы нам подумать о бесплатном лекарственном обеспечении детей до 12 лет. То, ЧТО ДЕЛАЕТСЯ ВО ВСЕМ МИРЕ. Александр Александрович Баранов неоднократно поднимал вопрос о строительстве реабилитационных центров. Тем более, что мы будем заниматься маловесными детьми. И усиление наших программ... детских. Реальных программ детских. Я думаю, что это надо. 

(В это время Жуков треплется беседует с Путиным).

Но сначала пару слов об истории...

ПРОДОЛЖЕНИЕ:

http://forum-msk.org/material/kompromat/6782260.html



Миколка-паровоз

Чернобыль, 1986 и Фукусима, 2011

#Tags: Фукисима, Япония, капитализм

Отрывок, текст полностью - http://scepsis.ru/library/id_3003.html

Игорь Острецов

25-летняя годовщина чернобыльской катастрофы вновь привлекла внимание к этой трагедии, к её причинам. И, конечно, невозможно не проводить аналогии между событиями четвертьвековой давности и ситуацией на АЭС «Фукусима», которая далека от разрешения. Для ответа на эти вопросы «Скепсис» обратился к руководителю работ Министерства энергетического машиностроения СССР на Чернобыльской АЭС, бывшему заместителю директора Всероссийского научно-исследовательского института атомного машиностроения (ВНИИАМ), доктору технических наук, профессору Игорю Николаевичу Острецову.

...
Как Вы оцениваете организацию работ по ликвидации последствий [чернобыльской] аварии?
В Чернобыле работа была организована почти идеально. Там уже практически 26-го к вечеру все решения были приняты, 50 тысяч человек эвакуировали уже 27-го числа. И все решения проводились быстро, чётко, по существу, там за пару недель уже все проблемы с реактором были решены, и был поставлен вопрос о подготовке к вводу в эксплуатацию трёх первых блоков. Будучи руководителем работ Минэнергомаша СССР в Чернобыле, я возглавлял работы по вводу трёх блоков в эксплуатацию: ревизия оборудования, ремонт и так далее. В четвёртом блоке надо было демонтировать оборудование, поэтому и в четвёртом блоке мы работали, но основная работа у нас была связана с пуском трёх блоков. И всё было сделано железно в срок.

Сейчас невозможно не сравнивать катастрофы на Фукусиме и в Чернобыле. Что вы можете сказать на эту тему?
Если говорить о соотношении Чернобыля и Фукусимы, то, естественно, Фукусима — это гораздо более сложная история. Причём здесь на сто процентов проявились недостатки политических систем. Потому что у нас основным недостатком был тот факт, что элиты не менялись, и решение всех вопросов находилось в руках немногих и далеко не всегда самых квалифицированных людей. Но зато, когда какая-то проблема уже возникла, и надо было что-то делать, конечно, работа шла слажено. А Фукусима — совсем другая история. Там, что называется, налицо язвы капитализма.
Поначалу там ситуация была, в общем-то, безобидная. Ну шарахнуло, реактор остановился как положено, стержни вошли в зону, — никаких проблем. Потом пришла волна, долбануло по дизельэлектрогенераторам, они вышли из строя. Ну и что? Там есть аккумуляторная батарея, ёмкости которой хватает на 8 часов. Я у японцев спрашивал: вы что, за 8 часов не могли туда линию подтащить? Или не могли другие генераторы привезти, эти дизеля? Бред же!
Даже в СМИ говорили о том, что кабель для восстановления энергоснабжения тянули в течение нескольких дней...
— В Чернобыле, когда во второй половине дня 26 апреля приехала правительственная комиссия под руководством Щербины в зону, там уже химические войска были, и мгновенно всё было подключено. И любое снабжение из любой точки страны доставлялось немедленно. А тут — иметь 8 часов запаса в районе, где проживает 40 млн. человек, и не притащить дизелей — это вообще бред собачий! Я еще у них спрашивал: а что вы морской водой-то поливали? Потому что это как в чайнике: льёшь воду, а соль-то остаётся внутри. Они в реакторах накопили по 20 тонн соли, то есть теплообмена вообще никакого, зона начала плавиться. Что, говорю, танкеры не могли подогнать с пресной водой и хотя бы пресной водой поливать? А они отвечают: у нас все танкеры частные. И я им другой вопрос задавал: какого чёрта вы вообще построили станцию на восточном берегу, где густонаселённые районы? У вас западный берег пустой, закрытая акватория, таких волн никогда не бывает, чего там-то не построили? Отвечают: лишние затраты – тянуть ЛЭП через горы… Хоть расшибись.
Японское государство не включилось в ситуацию как следует, работала фирма TEPCO (Токийская энергетическая компания), у которой силы минимальные. И они не смогли притащить туда дизеля, имея 8 часов времени, чтобы организовать нормальное охлаждение, когда топливо ещё не расплавилось. Затем, когда они стали лить туда морскую воду, все оболочки тепловыделяющих элементов немедленно полопались, активность сразу пошла наружу. В реакторе накопилась соль: теплообмена нет, началось плавление, пароциркониевая реакция, выделение водорода. Произошло это потому, что соль покрыла всю активную зону, охлаждения уже не было, зона начала плавиться. А если соль вступает в контакт с металлом, с оболочкой тепловыделяющих элементов, они [оболочки] трескаются. Потом, когда началась пароциркониевая реакция, это сопровождалось выделением очень большого количества тепла, начало всё плавиться, всё начало стекать вниз. А там порядка 40 тонн топлива в каждом реакторе. Плюс в третьем блоке плутоний, там МОКС-топливо — это смесь урана с плутонием. Это омерзительная вещь — плутоний. Ну и поскольку теплообмен нарушился, стали создаваться локальные критические массы там, где уже бора нет. Стало «пыхать». 23-го марта они объявили о том, что в радиусе полутора километров от станции в течение дня зафиксировали 13 нейтронных вспышек. Топливо стекает, субкритическая масса образовалась, «пыхнуло», раскидало, потом опять стекает, потом опять вспышка. А потом они перестали сообщать о вспышках. Что, они прекратились, что ли? – Нет, конечно, просто перестали о них сообщать.
В Японии из-за того, что их атомная энергетика основана на частной собственности, упустили ситуацию настолько, что сейчас вообще не понятно, что делать. В Чернобыле всё выкинуло, и, грубо говоря, через неделю уже понятно было, что делать — строить саркофаг. Выбросы там были дней десять, пока горел графит, но потом всё завалили, температуру снизили — и всё прекратилось. И стали строить саркофаг, — в грязных условиях, это понятно, но началась нормальная работа. А на Фукусиме всё топливо осталось в реакторе. И как это прекратится и когда — абсолютно непонятно. И, поскольку они поливают реакторы водой, вся радиоактивная грязь течёт в Тихий океан, в Берингово море, а там течение Куросиво, и сколько это будет продолжаться — никому неизвестно.
Там ситуация жуткая, просто жуткая, недаром сами японцы уже присвоили аварии высший уровень. Там они по выбросам уже сравнялись с Чернобылем: это свидетельствует присвоение 7 уровня катастрофе самими японцами (основной критерий уровня аварии – это количество выбросов, таким образом). Причём что плохо: там же рядом ещё хранилища отработанного топлива. Там воду тоже потеряли после землетрясения, там 500 тонн этого отработанного топлива и 4,5 тонны плутония. Слава богу, ветер пока в океан несёт. А на Токио начнёт дуть, что они будут делать? Как будут из этой ситуации вылезать, я просто не понимаю.
Надо международный аврал объявлять. Во-первых, ставить стенку со стороны океана, чтобы океан не загадить, во-вторых, строить не такой саркофаг, который был у нас, простой, а очень сложный, поскольку там водород, поскольку там идёт радиолизная реакция, разложение воды, излучение. Вода разлагается. Получается кислород и водород — взрывоопасная смесь. Поскольку процесс идёт, там всё время угроза взрыва, поэтому надо закачивать азот, балансировать среду, обязательно. И плюс фильтры, чтобы улавливать радиоактивные выбросы, которые будут выходить вместе с газами. Выловить все в любом случае не удастся, так как там есть радиоактивные благородные газы, которые все равно пройдут в атмосферу, но хотя бы аэрозольную часть можно уловить. В Чернобыле ничего этого не надо было делать.
Включилось ли государство по-настоящему в борьбу с аварией?
— Пока ещё, насколько я знаю, нет. Но у государства просто нет соответствующих сил. Там же в руках государства нет достаточного влияния на экономику. Вот они воду выливают в океан, но её можно было не выливать, а закачивать на соседние станции, выпаривать — обычная обработка: выпаривание, плотный радиоактивный осадок, который дальше консервируют различными способами. Но вот это процедура очень дорогая, соседним станциям надо заплатить, поэтому этого не делают и льют в океан. Просто потому что обработка отходов очень дорого стоит. Этот вопрос, насколько я понимаю, стоит до сих пор, потому что компания TEPCO, по-видимому, близка к банкротству, и она просто не может оплатить эти работы. Нужна государственная поддержка, но на таких работах, как во время войны, нужен особый подход. В Токио уровень радиации пока не очень высокий. А когда надо будет 50 миллионов человек переселять — вот тогда они задумаются. Там ничего не решено, всё пущено, по существу, на самотёк, и, более того, они скрывают тяжесть ситуации, потому что информации достоверной нет до сих пор.
Вы делаете Ваши заключения по открытым источникам?
— Естественно, а откуда у меня ещё информация?
В СМИ проходили сообщения, что к системе безопасности на Фукусиме уже неоднократно предъявлялись конкретные претензии во время проверок[5]. Известно ли Вам, насколько это соответствует действительности, и, если соответствует, поясните, пожалуйста, почему ничего не было сделано?
— Раньше по Фукусиме я ситуацию не отслеживал. Но там стоят действительно старые реакторы, это один из первых проектов «Дженерал-Электрик», построены они там с 70-х годов, они уже либо выработали свой ресурс, либо на грани выработки. В мире ситуация по атомной энергетике сейчас следующая. Её доля в мировом электропроизводстве составляет, как известно, 16%. В некоторых регионах она, естественно, играет большую роль — во Франции, на Украине. А в целом в мировом балансе она практически отсутствует. И когда речь идет об энергетике, все дерутся за нефть. Сегодня общие мощности энергопроизводства составляют примерно 2 терраватта. Для того чтобы человек жил в нормальных цивилизованных условиях, согласно подсчетам ООН, нужно иметь 2 кВатта на человека. Это означает, что при тех 6 миллиардах, которые есть сегодня, надо иметь, соответственно, примерно 12 терраватт, то есть мы не добираем сегодня на Земле примерно в 6 раз.
МАГАТЭ заявила в 70-е г., что на Земле нужно построить примерно 10 тыс. реакторов, было построено примерно 570. Сейчас их количество сокращается, сегодня работают чуть больше 400, причём половина из них уже выработала свой ресурс, и через несколько лет, если вывести из работы устаревшие блоки, их вообще останется 200 штук. Почему так происходит? Американцы не строят ничего с 78 года. Потом они быстро поняли, что 235-го урана, на котором работают станции, нет [одна из причин преступной сделки по передаче оружейного урана - Гор-Черномырдин]
, с отходами что делать неизвестно, и больше ничего они не строят. А те, кто строит, останется без топлива. Микаель Диттмар, швейцарский физик, провёл исследования и предсказывает, что дефицит урана начнётся для импортёров примерно с 2013-го года. Переход на быстрые реакторы, что у нас г. Кириенко декларирует, — это просто безобразие, потому что каждый этот блок представляет из себя радиохимический завод, на котором нарабатывают плутоний, его достают, вытаскивают, делают новые тепловыделяющие элементы, загружают и так далее. В этом цикле крутится 20 тонн плутония, на каждой станции. А бомбу можно сделать из 6 килограммов. Реактор Б-800, который мы сейчас строим на Урале – плутониевый. Урана нет, значит, надо переходить на плутоний. А теперь представьте себе, что на Фукусиме были бы плутониевые реакторы, охлаждаемые не водой, а натрием. Что бы тогда было? Даже трудно себе представить.
Какие возможны последствия аварии на Фукусиме? Последствия Чернобыля уже известны, можно ли их как-то сравнить с последствиями Фукусимы?
Самое неприятное в этой истории то, что общество начинает привыкать к катастрофам такого сорта. В Японии продолжают, и, видимо, будут продолжать дальше сливать всё в океан, если только Китай не долбанёт кулаком по столу и не возьмёт в свои руки организацию всего этого дела. А в связи со старением атомной энергетики и её распространением вероятность подобных вещей будет постоянно увеличиваться. Поэтому самый неприятный эффект — то, что общество начало хавать такие вещи без протеста, вот это самое неприятное. Катастрофа на Фукусиме приводит к глобальному поражению всей экосистемы Земли. Экосистема океана может быть нарушена, поражена. А также может произойти мировой экономический обвал: если Япония обвалится, то, по сути, будет новый виток жесточайшего экономического кризиса.

21 апреля 2011

Вопросы задавал Сергей Соловьёв

 
Миколка-паровоз

Председатель комитета ГД РФ - 95% крупной российской промышленности принадлежит иностранцам!

Председатель комитета ГД РФ - 95% крупной российской промышленности принадлежит иностранцам!

#Tags: экономика, приватизация, преступление

"95% российской промышленности принадлежит иностранным оффшорам!"

http://finam.fm/archive-view/2035/

В гостях: Евгений Федоров, председатель комитета ГД РФ по экономической политике и предпринимательству

Сухой остаток 21/01/2010 21:05

ПРОНЬКО: 21 час и 6 минут в российской столице. Добрый вечер, дамы и господа. У микрофона Юрий Пронько. Рад, что ваши приемники настроены на 99,6 в столице, либо вы нас слушаете на finam.fm, это "Сухой остаток" на радиостанции "Финам FM".

Сегодня у нас будет крайне интересная программа. Мой гость всегда предельно откровенен, по крайней мере, в общении со мной, с нашими слушателями. Он периодически к нам приходит, и мы с ним общаемся в буквальном смысле без купюр и без цензуры. Поэтому сегодняшний разговор на тему, внимание, тема: десять лет экономике путинской России – я хочу, чтобы сегодня мы по максимуму имели с вами возможность пообщаться с этим человеком, точнее, вам предоставить эту возможность, как я обещал ранее, выступить в этой программе модератором и не более того. Хотя мне, конечно, будет очень сложно соблюсти это правило, но тем не менее, именно сегодня у вас есть такая возможность, без купюр, без цензуры, напрямую, без посредников, пообщаться с председателем комитета Государственной Думы России по экономической политике и предпринимательству, членом фракции "Единая Россия" Евгением Алексеевичем Федоровым. Для этого к вашим услугам наш многоканальный телефон – 730-73-70.

Единственная просьба к тем, кто будет звонить: вы как-то в рамках дозволенного и приличия сохраняйтесь, и не забывайте, что я хотел бы и завтра с вами встретиться в программе "Сухой остаток". Я не призываю вас и не боюсь чего-то этакого, но критикуете – тогда доказательную базу, как говорят в правоохранительных органах, пожалуйста, доказательную базу. Если, что называется, по шерстке ласкаете, тогда я начну вам возражать. От меня тоже не заржавеет. И, кроме того, наш сайт – finam.fm. Я вижу, что там масса вопросов уже поступила. Пишите, пишите, я вас всегда агитирую за советскую власть, пользуйтесь сайтом finam.fm. Там все: звук, текст, видео, новости, программы, и, надеюсь, ваш любимый блок – моя авторская колонка.

Сегодня вышла очередная статья, которая называется: "В России выгодно быть бедным, больным и убогим". Я расшифровываю, о чем идет речь. Зайдите в раздел "Эксклюзив" finam.fm, либо найдите мою авторскую колонку и прочитайте. И пишите тоже, давайте дискутировать, давайте полемизировать. Я представляю Евгения Алексеевича. Евгений Алексеевич, добрый вечер.

ФЕДОРОВ: Здравствуйте.

ПРОНЬКО:  Спасибо огромное, что вы согласились прийти. Средства коммуникации я вам объявил, как можно выходить на нас, как можно звонить, писать – все объявил. И, как мы и договаривались ранее с Евгением Алексеевичем, сегодня я буду выступать модератором, и не более того.

Первые три аж вопроса поступили от Ильи, и все они связаны, как он написал: "Три вопроса про путинскую Россию". Первый вопрос: "Как получилось, что значительная часть промышленности, которая по привычке называется российской, фактически принадлежит оффшорным компаниям, то есть иностранцам?" Пожалуйста. Я предлагаю сегодня в "футбольном" варианте, я вам мяч, вы его отбиваете. Либо я вам забиваю.

ФЕДОРОВ: Но правда вы задали такую стратегическую цель десятилетнюю, и в футбольном варианте, без корней, трудно отвечать. То есть надо понимать глубинные процессы для того, чтобы отвечать уже на конкретные вещи.

ПРОНЬКО: Договорились, принимается.

ФЕДОРОВ: Поэтому я попытаюсь цеплять эти вещи. Как получилось? Это получилось изначально. Да, действительно, если говорить о крупной промышленности, 95% ее не только в оффшорах, просто в иностранной юрисдикции. И понятно, почему.

ПРОНЬКО: 95% крупной российской промышленности?

ФЕДОРОВ: Крупной российской собственности: промышленности, банков и всего остального – это иностранная юрисдикция, это правда.

ПРОНЬКО: Да.

ФЕДОРОВ: Да.

ПРОНЬКО: Без комментариев.

ФЕДОРОВ: То есть, фамилии граждан России, но при этом они владеют чем-то на Кипре или на Гибралтаре, или в Люксембурге, а это "что-то" уже владеет бизнесом в России.

ПРОНЬКО: То есть, с правовой точки зрения это собственность иностранной оффшорной компании?

ФЕДОРОВ: Такая схема у нас.

ПРОНЬКО: Так.

ФЕДОРОВ: Вопрос – почему так?

ПРОНЬКО: Да. О чем и спрашивает Илья.

ФЕДОРОВ: Кстати, исключение из крупного, как ни удивительно, это "Мечел", который по российскому паспорту записан после того, как к нему пришел доктор. Это, действительно, чуть ли не единственное исключение из крупного бизнеса.

ПРОНЬКО: То есть после того, как Владимир Владимирович сказал…

ФЕДОРОВ: Послал доктора.

ПРОНЬКО: …Небезызвестную свою фразу.

ФЕДОРОВ: Да, одна из компаний перешла почему-то, он этого не требовал, в российскую юрисдикцию. То есть, записалась на паспорт владельца компании действительного.

ПРОНЬКО: Хорошо. Евгений Алексеевич, почему тогда Путин не направит докторов?..

ФЕДОРОВ: Вопрос не в этом. Причем здесь доктора? Тут надо понимать, почему это произошло.

ПРОНЬКО: Так.

ФЕДОРОВ: Это произошло не в путинские времена, это произошло изначально, с самого начала 90-х годов. И если уж честно говорить, откуда возникли российские олигархи конца 90-х годов, то их подбирали американские чикагские мальчики в начале 90-х годов. И я напоминаю вам, что наша история, российского государства, базируется на 10 тысячах американских советников, которые сидели во всех министерствах и ведомствах России, также как советские сидели, например, в афганских министерствах и ведомствах, или польских, или каких-то других. Так становилось российское государство.

И, например, имущественное министерство, Росимущество, это шестиэтажное здание, оно в том же здании было в те времена, в начале 90-ых годов, весь шестой этаж занимали американские советники. И они назначали, кому быть олигархом, кому продать…

ПРОНЬКО: То есть в буквальном смысле?

ФЕДОРОВ: А как вы думаете? В буквальном смысле. Они подбирали кадры…

ПРОНЬКО: Так, хорошо. В 2000 году приходит Путин.

ФЕДОРОВ: Но это 90-ые годы. Сейчас…

ПРОНЬКО: И он мог переломить ситуацию. Но он этого не делает.

ФЕДОРОВ: Сейчас, подождите секундочку.

ПРОНЬКО: Так.

ФЕДОРОВ: Теперь, почему сейчас такая ситуация осталась. Потому что те же чикагские мальчики еще с 90-х годов оставили тип российской экономики, в котором сырьевая компонента является главной, то есть у нас сырьевая экономика. Следовательно, это крупные сырьевые компании, у них нет проблемы с защитой собственности, она защищается политическими методами. Кто заинтересован в хорошей защите собственности? Малый и средний бизнес. У него нет политического ресурса, как у огромной компании нефтяной, чтобы по понятиям защитить собственность владельцев этой компании. Неважно, оффшорная она или не оффшорная.

Следовательно, вся система законодательства защиты собственности в России вообще не была развернута или была развернута на 10% от стандартов, допустим, Европы. Отсюда и рейдерство, и все остальное – это элементы, которые сдерживают развитие собственности в России, которая, в свою очередь, не закреплена ни в правоохранительной системе, ни в судебной системе, во всей системе государственных основ. Это не является важным в нашей системе.

ПРОНЬКО: Хорошо. Почему Путин не провел эти институциональные реформы?

ФЕДОРОВ: Сейчас, я просто закончу мысль.

ПРОНЬКО: Понимаете, я сегодня фразу слышал у Набиуллиной, министра экономического развития, которая объясняла, почему те же листинги проводятся, и так далее, Париж, Гонконг – это "РусАла" последнее дело. Потому что они боятся. Евгений Алексеевич, я мог понять это в 2001-02-03 году. На дворе 2010 год.

ФЕДОРОВ: Вы на это смотрите внешне, как человек, который видит некое сооружение и удивляется, почему у него так все устроено.

ПРОНЬКО: Так.

ФЕДОРОВ: Я закончу предыдущую…

ПРОНЬКО: Не только я, но и Илья.

ФЕДОРОВ: Я понимаю. Я закончу просто предыдущую мысль. Именно поэтому любой крупный предприниматель в России, даже который сейчас попадает позже уже, не в 90-е годы, в сферу крупных, он прячет свое право собственности за рубежом, потому что оно там лучше защищается, в силу специфики построения всей российской государственности.

А теперь, почему Путин не изменил эту ситуацию. Во-первых, сама по себе эта ситуация в современной экономике не есть зло. Это следствие, но само по себе это не зло, это, если хотите, индикатор отсутствия защиты собственности и статуса собственности в Российской Федерации. Само по себе оно зла не несет, потому что предприятия в России. Они формально принадлежат иностранным владельцам, формально, хотя владельцы российские, но на самом деле, этот механизм не мешает на это предприятие воздействовать и правоохранительной системой, и судебной системой.

ПРОНЬКО: Это защита, да?

ФЕДОРОВ: "ЮКОС" тоже был защищен иностранной собственностью. Это ничего не меняет.

ПРОНЬКО: Евгений Алексеевич, это защита?

ФЕДОРОВ: Да, это защита.

ПРОНЬКО: От кого?

ФЕДОРОВ: От неразвитого института собственности в Российской Федерации.

ПРОНЬКО: Но это размытое понятие. Это конкретные чиновники? Кто мешает?

ФЕДОРОВ: Любой человек, который, чиновник, частный бизнесмен, милиционер, еще кто-то, захочет отнять у вас собственность, ему в России это легче сделать, чем, допустим, в Германии.

ПРОНЬКО: ОК, ответили, идем дальше. Потому что время у нас ограничено, хочу…

ФЕДОРОВ: А вы про Путина так и не спросили. Я вам очень коротко скажу:

Путин – это не генеральный секретарь ЦК КПСС. Под Путина Конституция написана таким образом, что он лидер страны, но у него не тоталитарные полномочия. И пойти против массового явления в Российской Федерации он просто не может, в силу своих полномочий.

ПРОНЬКО: Но доктора же он один раз вызвал.

ФЕДОРОВ: Но одному человеку. Доктор человека вылечил. Он же не может послать десять докторов. Это он уже не может делать, у него ограниченные полномочия. Он – не диктатор. Если бы это были сталинские времена, вы же знаете, как там решались вопросы. У Путина…

ПРОНЬКО: Я думаю, об оффшорных компаниях мы бы вообще не говорили.

ФЕДОРОВ: Там любые вопросы так решались.

ПРОНЬКО: И этого эфира бы не было.

ФЕДОРОВ: В том числе, модернизации, кстати. Сталин решал вопросы модернизации тоже путем шарашек, расстрелов и других инструментов, которые у него были в руках. У Путина этих инструментов не то что нет, их нет даже в тысячной их части. Он другой человек по своему штатному расписанию, просто это другая должность.

ПРОНЬКО: ОК. Я просто предлагаю лаконично, чтобы максимум озвучить. Я напомню тем, кто к нам присоединился, сейчас 21.16, в прямом эфире в программе "Сухой остаток" на "Финам FM" сегодня председатель комитета Госдумы России по экономической политике и предпринимательству Евгений Алексеевич Федоров. Говорим мы в буквальном смысле без купюр и без цензуры, вы уже это почувствовали, я надеюсь. Поэтому звоните на 730-73-70, либо пишите на finam.fm. Чуть позже мы еще запустим голосование. Тема программы: десять лет экономике путинской России.

Следующий вопрос Ильи: "Прокомментируйте, пожалуйста, критическую примитивизацию российской экономики". По всей видимости, речь идет о том, что для развитой страны, коей я все-таки считаю нашу страну, эта сырьевая зависимость (я просто дополню, Евгений Алексеевич, вопрос Ильи), почему эта примитивная российская экономика, критическая для нашего государства… ничего не меняется?

ФЕДОРОВ: Две причины. Во-первых, вообще-то говоря, развитая экономика от неразвитой отличается степенью познания, если хотите, и степенью опыта всех слоев: и бизнеса, и законодательства, и чиновников, и потребителей – всех и вся. Западная, допустим, европейская экономика, становилась на ноги 300 лет, правила, которые вырабатывались, их вырабатывали – умножьте, это 16 поколений людей. Их просто до мозга костей пропитывало пониманием рыночных отношений, рыночной экономики и ее взаимосвязей и нюансов. А этих нюансов миллиарды, я не побоюсь этого слова.

Российская экономика становится 20 лет, всего лишь, а не 300, первое. Второе: российская экономика готовилась и писалась, как моноэкономика, изначально. То есть, те самые условно названные "чикагские мальчики", потому что они же не только в Россию приезжали, они по всему миру ездили, формировалась вся российская экономика, ее тип, как небольшая узконаправленная экономическая структура в масштабах мирового разделения труда. Задача России была добывать природные ресурсы, продавать их другим странам и на эти деньги покупать все остальное.

ПРОНЬКО: И ничего не изменилось?

ФЕДОРОВ: А что изменится? Так было налажено, мы с вами наладили такие правила экономического оборота, написали законы под это, потому что законы писали те же чикагские мальчики.

ПРОНЬКО: Но это для нас опасно. Для нашего дальнейшего развития опасно.

***

ФЕДОРОВ: Я понимаю. Слово "мы" – это другой процесс. За нас это решение принимали люди из другой страны. Они за нас это решение принимали. Так же, как и в отношении многих стран они такие решения принимали, Россия не является исключением. То есть, мы не являлись субъектом. Могла ли Россия быть субъектом мысли какой-либо, тем более экономической, в начале 90-х годов, в период ее войны, реальной, вплоть до танков, как мы помним, с Советским Союзом, с советским государством? Конечно, не могла. Это было государство, изначально направленное против Советского Союза, против советского народа, частью которого был тогда российский народ, и у него не было никаких инструментариев в плане какого-то стратегического мышления, и тем более национального понимания процессов.

То есть, условно говоря, субъективность России не выросла, ее изначально не было. Тем более не было никакой экономической школы в России и рыночной. Откуда рыночная экономическая школа в советской России? Это просто смешно.

ПРОНЬКО: Я все-таки хочу вернуться к 2000 году и тем 10 годам, которые уже истекли с момента прихода Владимира Путина к власти.

ФЕДОРОВ: Вы сами скатываетесь на долгосрочное понимание и долгосрочный анализ корней. Я об этом сразу сказал, без них трудно объяснить. Во-первых, никто не отменял геополитические и политические процессы.

И когда те же американские советники создавали российское государство и российскую экономику, и политику, кстати, следующий этап формировался, уже система управления была олигархическая, когда во главе России стояло Политбюро в виде семибанкирщины, как тогда называли, многие помнят.

Потом ее выбили уже бюрократы, уже в начале 90-х годов, олигархов никто не мог выбить, кроме бюрократов. Кто мог выбить частных олигархов, кроме государственной машины бюрократической? Вот это, я бы сказал, три…

ПРОНЬКО: То есть получается, бюрократия – это та пехота, которая позволила Путину выбить семибоярщину?

ФЕДОРОВ: А как? Что такое семибанкирщина? Она президента назначала страны. Не то что чиновников назначали, за каждым олигархом были закреплены министерства. Я просто помню, я 20 лет в политике, как эта машина работала. За каждым олигархом, их наверху было семеро…

ПРОНЬКО: Подождите, Евгений Алексеевич, по этой логике получается, что второй президент России был также назначен этими семью олигархами или частью из них?

ФЕДОРОВ: Второй президент России как был назначен – это отдельная история, и ее надо изучать. И если мы хотим… это отдельный разговор. То есть, он тоже понятный, там любой этап можно разбить на детальки, но это отдельный большой разговор. Я думаю, нам лучше сейчас в него не влезать. Но суть в том, что эта семибанкирщина формировала всю государственную власть в стране, которая была ей подчинена. И цель была – коммерческие интересы.

ПРОНЬКО: Хорошо, объясните мне тогда, чем лучше бюрократы, путинская пехота, то бишь чиновники, тех олигархов, которые управляли до того?

ФЕДОРОВ: Интересы разные. У олигархов интерес – личный карман, изначально, это его суть. Они на этом выросли, и их задача была – обеспечить свой бизнес. Те должности министров, которые им подчинялись, по одному-два министра на руки, по 20-30 крупных компаний государственных на руки, без счета замов министров, департаментов, служб и так далее. Они подчинялись бизнесу. То есть каждую неделю планерки, на которых вопрос: ты, министр, что сделал для моего бизнеса? Какие указы подписал, какую собственность передал, какое имущество?

ПРОНЬКО: То есть, такова была реальная ситуация?

ФЕДОРОВ: Еженедельные планерки были. В этом и суть. То есть министры были сотрудниками этих семи или восьми олигархов в стране, которые были Политбюро нации. В этом была суть.

ПРОНЬКО: Так. Бюрократия тогда чем привлекательна?

ФЕДОРОВ: Выбить это. Естественно, это приводило к развалу страны. Не забывайте, что мы тогда начали терять территории Российской Федерации, типа Чечни. Понятно, что этим семи банкирам плевать на все. Им потом этот бизнес вывести за границу, и на этом, собственно, их процесс заканчивался мышления. Их удалось лишить политической власти, часть из них тогда уехала, были судебные процессы, некоторых посадили, многие за рубеж уехали. Мы это все помним, это был политический процесс, который Путину удалось провести, он выбил у них власть. На кого он мог опираться?

ПРОНЬКО: Подождите, еще одно тогда. Вы меня простите, я буду вас пытаться, что называется, зацепить за слово, а вы дальше отбивайте. Мы договорились, это футбольный матч. Вы сейчас сказали, что Путин по политическим мотивам, часть вышвырнул из страны, часть посадил, а с частью договорился, фактически, или они пришли к нему на поклон.

ФЕДОРОВ: Не договорился, просто они согласились отказаться от своего статуса высших правителей России.

ПРОНЬКО: Тем самым, Ходорковский был посажен по политическим мотивам?

ФЕДОРОВ: Он был посажен за тотальное нарушение законодательства, которое допускали все, без исключения. Как можно быть во главе страны, командовать всем и всеми и при этом не нарушить закон? Они все были, формально, нарушители закона.

ПРОНЬКО:  Евгений Алексеевич, хорошо, тогда следующий вопрос: чем Ходорковский лучше, хуже, я тоже не хочу сейчас в эти детали углубляться, в конце концов, идет судебное разбирательство.

ФЕДОРОВ:  Там и Гусинский был, и многие другие. Не забывайте, и Березовский…

ПРОНЬКО: Гусинскому заплатили. Гусинский уехал, за активы было заплачено.

ФЕДОРОВ: Это понятно. Он ушел от политического своего статуса. Согласился…

ПРОНЬКО: Безусловно, это заслуга Путина, он их выбил. Но вы мне тогда ответьте, ведь остались, в том числе и те, кто тогда был.

ФЕДОРОВ: Остались, часть небольшая.

ПРОНЬКО: С бизнесами. Вы можете мне объяснить, чем хуже Ходорковский, Гусинский и иже с ними, которые покинули, допустим, пределы страны, и те, кто остался и при бизнесе, и вхож, и лоббируются интересы, и получил даже поддержку госпомощь во время кризиса?

ФЕДОРОВ: Изменился их личный статус. Они теперь не верховные правители России, это важно. Второе: не все абсолютно лично участвовали в нарушениях закона, как Ходорковский, который до такой степени обнаглел,  что подписывал бумаги и принимал решения, задокументированные, связанные, например, с убийствами людей, которыми занималась его служба безопасности, и многими другими. Не все так открыто действовали просто.

Соответственно, не для всех можно было применить какие-то варианты, связанные с правоохранительной системой, уголовным преследованием и так далее. У Путина не было и не могло быть задачи, в том числе и потому, что он – президент демократической страны, заниматься произволом в стране. Поэтому у него не было никаких оснований правоохранительного характера каким-то образом воздействовать.

ПРОНЬКО: Но, с другой стороны, согласитесь, вышибание семи, восьми или двадцати крупнейших банкиров, олигархов…

ФЕДОРОВ: Из политического пространства.

ПРОНЬКО: …Это все-таки игра тоже по понятиям.

ФЕДОРОВ: Подождите, они занимали политические места не свои. Эти места они занимали вопреки конституции страны. Если вам так нужен юридический язык. То есть они незаконно их заняли. Поэтому он вышиб их из политической ниши. Не было задачи отнять у них бизнес, и не могло быть такой задачи.

ПРОНЬКО: А те, кто остались, потеряли тот статус?

ФЕДОРОВ: Кроме того, не забывайте, что мы находимся в однополярном мировом пространстве. В отношении нас это однополярное мировое пространство имеет такой же инструментарий воздействия, как воздействие на Польшу во времена Советского Союза, условно говоря. Польша, конечно, была независимым государством. Или Чехословакия, или Румыния. Но от Москвы была завязана куча механизмов, вплоть до военных, когда-то вступали войска, если вы помните, реально, чехи или поляки не могли даже…

ПРОНЬКО: То есть, вы хотите сказать, Россия – зависимая страна от Америки?

ФЕДОРОВ: Конечно. И до сих по эти механизмы не изменились. Другое дело (я с американцами много общаюсь), что если в начале 2000-х годов они воспринимали события, происходящие в России, нормально, считали, что ничего страшного не происходит, то перепугались они и занервничали в 2003-04 году.

ПРОНЬКО: Мюнхенская речь?

ФЕДОРОВ: До мюнхенской речи.

ПРОНЬКО: До?

ФЕДОРОВ: Я вам скажу, когда – когда Путин отнял у них российские природные ресурсы, которые параллельно были в иностранной юрисдикции. Я вам напоминаю, что в 2004 году ему удалось отменить соглашение о разделе продукции, по которому российская нефть и газ были просто не в российской юрисдикции, изначально, то есть налоги с нее не шли и все такое прочее.

И вот с этого момента, это экономический вопрос, он не такой важный, как политический, американцы занервничали, с этого момента у них определилось понимание, что Путин не должен быть президентом России. Что они и дальше проводили постоянно. Кстати, механизмы воздействия политические, типа российско-польских, никто не отменял. И сейчас, по-прежнему, на политическую работу в России, на нестабильность в политике России, тратится на политработу около 200-300 миллионов долларов в год, на теракты, которые тоже связаны напрямую с нестабильностью любой страны. Терактами занималось и КГБ в советские времена, я просто о чем? Американцы – не хуже и не лучше нас.

Таковы правила мировой конкуренции, что там, к сожалению, используются такие вещи, как финансирование террористической деятельности, политики, СМИ. Это делал Советский Союз в советские времена в своем сегменте мира, и это делают американцы и сейчас. И мы сколько угодно видим примеров этого и в России. Да, вплоть до того, что такой простой пример, что российские учебники истории в наших школах написаны на иностранные гранты, их 600 штук, этих учебников, может 1-2 исключения. Так же, как в свое время учебники в Польше писались по советским решениям. Политбюро финансировало эту работу. Так устроен мир, и никто это устройство не меняет.

ПРОНЬКО: Евгений Алексеевич, но получается тогда, что Россия такая бесхребетная, незащищенная пташка, которую могут, если не  раздавить, то очень серьезно на нее влиять.

ФЕДОРОВ: Конечно, но только слово "незащищенная"... Россия – очень уязвимая страна по многим положениям и параметрам. И не только Россия. В этом суть. Вы когда-нибудь задумывались, что такое однополярный мир? В этом суть однополярного мира. Уязвимая была Польша по отношению к Советскому Союзу, во времена Варшавского Договора?

ПРОНЬКО: Безусловно.

ФЕДОРОВ: Такое же положение и у России. Максимум, что мы, может, сейчас передвинулись с позиции Польши на позицию Югославии. Подальше стали, если сравнить советскую терминологию. Но суть не меняется, другое дело, в чем вещь? Суверенитет определяется стратегией. В России переход на стратегическое планирование и мышление, в плане национального интереса, и есть переход на национальный курс. Пока мы не перешли на это полномасштабно, мы не можем говорить, что мы независимы очень сильно от однополярного мира.

ПРОНЬКО: Хорошо, мы сейчас прерываемся на новости середины часа, еще раз напомню, что сегодня вы, уважаемые слушатели, по динамике, по темпу и по сути нашего разговора понимаете, что это, действительно, программа без купюр и без цензуры. Я отдаю должное Евгению Федорову, председателю комитета Госдумы России по экономической политике и предпринимательству, за то откровение, с которым он сейчас со мной общается. Звоните на 730-73-70, либо пишите на finam.fm.

И короткий вопрос для SMS-голосования, этот же вопрос мы проголосовали через сайт finam.fm, звучит он следующим образом. "Путинской России – 10 лет. Дайте оценку за этот период экономической политики государственной власти". Я предлагаю вам только два варианта – удовлетворительная и неудовлетворительная. То есть, я пользуюсь терминологией чиновников.

ФЕДОРОВ: А можно вернуться немного к истокам и дать пару цифр, чтобы было людям лучше сориентироваться?

ПРОНЬКО: Давайте. Это, конечно, называется давление!

ФЕДОРОВ: Я просто взял цифры и выписал. Не все же это знают. 2000 год – средняя зарплата в России  2223 рубля, это 80 долларов всего. Сейчас – 19174 рубля, это 660 долларов. Доходы населения с величиной прожиточного минимума выросли в два раза. Накопленное домашнее имущество, есть такое статистическое понятие, за эти 10 лет выросло в 10 раз. Количество автомобилей у граждан выросло в 2 раза. Про пенсии я молчу, они были ниже прожиточного минимума на 25%, и не платились в 90-е годы, сейчас они выше на 50% прожиточного минимума, в следующем году будет еще плюс 40%. В целом, на социальные расходы, бюджеты возросли на 30%, в два раза выросли объемы строительства жилых домов с 30 миллионов квадратных метров до 64 миллионов. Все эти цифры были бы пустым барабанным звуком, если бы мы не сравнили их с кем-то. Давайте, сравним с Европой. В Европе эти показатели, приблизительно – 1-2% за 10 лет, все, которые я перечислил.

ПРОНЬКО: 1% за десять лет?

ФЕДОРОВ: 1-2% за 10 лет. В России, можете сравнить, 80 долларов и 660 долларов – это темпы роста. Структуру экономики и качества, согласен, изменить не удалось, потому что это и менять правила игры для всего бизнеса тяжело.

ПРОНЬКО: Все, вы назвали контрольные цифры, которые, возможно, повлияют сейчас на голосование. Значит, еще раз, если вы считаете, что экономика за 10 лет в период фактического правления Владимира Путина, президента, премьера, не суть важно. 10 лет путинской России сейчас, она еще не медведевская, это факт, она путинская. Тогда, если вы считаете, что экономическая политика была удовлетворительная, на 5533 отправьте SMS-сообщение с буквой "а", и цифры вам господин Федоров привел. Если нет, неудовлетворительная, на 5533 SMS-сообщение с буквой "б". Сейчас новости на "Финам FM", а затем продолжим.

***

...
Продолжение http://finam.fm/archive-view/2035/

© Finam.fm