comradetribunal (comradetribunal) wrote,
comradetribunal
comradetribunal

Categories:

Чернобыль, 1986 и Фукусима, 2011

#Tags: Фукисима, Япония, капитализм

Отрывок, текст полностью - http://scepsis.ru/library/id_3003.html

Игорь Острецов

25-летняя годовщина чернобыльской катастрофы вновь привлекла внимание к этой трагедии, к её причинам. И, конечно, невозможно не проводить аналогии между событиями четвертьвековой давности и ситуацией на АЭС «Фукусима», которая далека от разрешения. Для ответа на эти вопросы «Скепсис» обратился к руководителю работ Министерства энергетического машиностроения СССР на Чернобыльской АЭС, бывшему заместителю директора Всероссийского научно-исследовательского института атомного машиностроения (ВНИИАМ), доктору технических наук, профессору Игорю Николаевичу Острецову.

...
Как Вы оцениваете организацию работ по ликвидации последствий [чернобыльской] аварии?
В Чернобыле работа была организована почти идеально. Там уже практически 26-го к вечеру все решения были приняты, 50 тысяч человек эвакуировали уже 27-го числа. И все решения проводились быстро, чётко, по существу, там за пару недель уже все проблемы с реактором были решены, и был поставлен вопрос о подготовке к вводу в эксплуатацию трёх первых блоков. Будучи руководителем работ Минэнергомаша СССР в Чернобыле, я возглавлял работы по вводу трёх блоков в эксплуатацию: ревизия оборудования, ремонт и так далее. В четвёртом блоке надо было демонтировать оборудование, поэтому и в четвёртом блоке мы работали, но основная работа у нас была связана с пуском трёх блоков. И всё было сделано железно в срок.

Сейчас невозможно не сравнивать катастрофы на Фукусиме и в Чернобыле. Что вы можете сказать на эту тему?
Если говорить о соотношении Чернобыля и Фукусимы, то, естественно, Фукусима — это гораздо более сложная история. Причём здесь на сто процентов проявились недостатки политических систем. Потому что у нас основным недостатком был тот факт, что элиты не менялись, и решение всех вопросов находилось в руках немногих и далеко не всегда самых квалифицированных людей. Но зато, когда какая-то проблема уже возникла, и надо было что-то делать, конечно, работа шла слажено. А Фукусима — совсем другая история. Там, что называется, налицо язвы капитализма.
Поначалу там ситуация была, в общем-то, безобидная. Ну шарахнуло, реактор остановился как положено, стержни вошли в зону, — никаких проблем. Потом пришла волна, долбануло по дизельэлектрогенераторам, они вышли из строя. Ну и что? Там есть аккумуляторная батарея, ёмкости которой хватает на 8 часов. Я у японцев спрашивал: вы что, за 8 часов не могли туда линию подтащить? Или не могли другие генераторы привезти, эти дизеля? Бред же!
Даже в СМИ говорили о том, что кабель для восстановления энергоснабжения тянули в течение нескольких дней...
— В Чернобыле, когда во второй половине дня 26 апреля приехала правительственная комиссия под руководством Щербины в зону, там уже химические войска были, и мгновенно всё было подключено. И любое снабжение из любой точки страны доставлялось немедленно. А тут — иметь 8 часов запаса в районе, где проживает 40 млн. человек, и не притащить дизелей — это вообще бред собачий! Я еще у них спрашивал: а что вы морской водой-то поливали? Потому что это как в чайнике: льёшь воду, а соль-то остаётся внутри. Они в реакторах накопили по 20 тонн соли, то есть теплообмена вообще никакого, зона начала плавиться. Что, говорю, танкеры не могли подогнать с пресной водой и хотя бы пресной водой поливать? А они отвечают: у нас все танкеры частные. И я им другой вопрос задавал: какого чёрта вы вообще построили станцию на восточном берегу, где густонаселённые районы? У вас западный берег пустой, закрытая акватория, таких волн никогда не бывает, чего там-то не построили? Отвечают: лишние затраты – тянуть ЛЭП через горы… Хоть расшибись.
Японское государство не включилось в ситуацию как следует, работала фирма TEPCO (Токийская энергетическая компания), у которой силы минимальные. И они не смогли притащить туда дизеля, имея 8 часов времени, чтобы организовать нормальное охлаждение, когда топливо ещё не расплавилось. Затем, когда они стали лить туда морскую воду, все оболочки тепловыделяющих элементов немедленно полопались, активность сразу пошла наружу. В реакторе накопилась соль: теплообмена нет, началось плавление, пароциркониевая реакция, выделение водорода. Произошло это потому, что соль покрыла всю активную зону, охлаждения уже не было, зона начала плавиться. А если соль вступает в контакт с металлом, с оболочкой тепловыделяющих элементов, они [оболочки] трескаются. Потом, когда началась пароциркониевая реакция, это сопровождалось выделением очень большого количества тепла, начало всё плавиться, всё начало стекать вниз. А там порядка 40 тонн топлива в каждом реакторе. Плюс в третьем блоке плутоний, там МОКС-топливо — это смесь урана с плутонием. Это омерзительная вещь — плутоний. Ну и поскольку теплообмен нарушился, стали создаваться локальные критические массы там, где уже бора нет. Стало «пыхать». 23-го марта они объявили о том, что в радиусе полутора километров от станции в течение дня зафиксировали 13 нейтронных вспышек. Топливо стекает, субкритическая масса образовалась, «пыхнуло», раскидало, потом опять стекает, потом опять вспышка. А потом они перестали сообщать о вспышках. Что, они прекратились, что ли? – Нет, конечно, просто перестали о них сообщать.
В Японии из-за того, что их атомная энергетика основана на частной собственности, упустили ситуацию настолько, что сейчас вообще не понятно, что делать. В Чернобыле всё выкинуло, и, грубо говоря, через неделю уже понятно было, что делать — строить саркофаг. Выбросы там были дней десять, пока горел графит, но потом всё завалили, температуру снизили — и всё прекратилось. И стали строить саркофаг, — в грязных условиях, это понятно, но началась нормальная работа. А на Фукусиме всё топливо осталось в реакторе. И как это прекратится и когда — абсолютно непонятно. И, поскольку они поливают реакторы водой, вся радиоактивная грязь течёт в Тихий океан, в Берингово море, а там течение Куросиво, и сколько это будет продолжаться — никому неизвестно.
Там ситуация жуткая, просто жуткая, недаром сами японцы уже присвоили аварии высший уровень. Там они по выбросам уже сравнялись с Чернобылем: это свидетельствует присвоение 7 уровня катастрофе самими японцами (основной критерий уровня аварии – это количество выбросов, таким образом). Причём что плохо: там же рядом ещё хранилища отработанного топлива. Там воду тоже потеряли после землетрясения, там 500 тонн этого отработанного топлива и 4,5 тонны плутония. Слава богу, ветер пока в океан несёт. А на Токио начнёт дуть, что они будут делать? Как будут из этой ситуации вылезать, я просто не понимаю.
Надо международный аврал объявлять. Во-первых, ставить стенку со стороны океана, чтобы океан не загадить, во-вторых, строить не такой саркофаг, который был у нас, простой, а очень сложный, поскольку там водород, поскольку там идёт радиолизная реакция, разложение воды, излучение. Вода разлагается. Получается кислород и водород — взрывоопасная смесь. Поскольку процесс идёт, там всё время угроза взрыва, поэтому надо закачивать азот, балансировать среду, обязательно. И плюс фильтры, чтобы улавливать радиоактивные выбросы, которые будут выходить вместе с газами. Выловить все в любом случае не удастся, так как там есть радиоактивные благородные газы, которые все равно пройдут в атмосферу, но хотя бы аэрозольную часть можно уловить. В Чернобыле ничего этого не надо было делать.
Включилось ли государство по-настоящему в борьбу с аварией?
— Пока ещё, насколько я знаю, нет. Но у государства просто нет соответствующих сил. Там же в руках государства нет достаточного влияния на экономику. Вот они воду выливают в океан, но её можно было не выливать, а закачивать на соседние станции, выпаривать — обычная обработка: выпаривание, плотный радиоактивный осадок, который дальше консервируют различными способами. Но вот это процедура очень дорогая, соседним станциям надо заплатить, поэтому этого не делают и льют в океан. Просто потому что обработка отходов очень дорого стоит. Этот вопрос, насколько я понимаю, стоит до сих пор, потому что компания TEPCO, по-видимому, близка к банкротству, и она просто не может оплатить эти работы. Нужна государственная поддержка, но на таких работах, как во время войны, нужен особый подход. В Токио уровень радиации пока не очень высокий. А когда надо будет 50 миллионов человек переселять — вот тогда они задумаются. Там ничего не решено, всё пущено, по существу, на самотёк, и, более того, они скрывают тяжесть ситуации, потому что информации достоверной нет до сих пор.
Вы делаете Ваши заключения по открытым источникам?
— Естественно, а откуда у меня ещё информация?
В СМИ проходили сообщения, что к системе безопасности на Фукусиме уже неоднократно предъявлялись конкретные претензии во время проверок[5]. Известно ли Вам, насколько это соответствует действительности, и, если соответствует, поясните, пожалуйста, почему ничего не было сделано?
— Раньше по Фукусиме я ситуацию не отслеживал. Но там стоят действительно старые реакторы, это один из первых проектов «Дженерал-Электрик», построены они там с 70-х годов, они уже либо выработали свой ресурс, либо на грани выработки. В мире ситуация по атомной энергетике сейчас следующая. Её доля в мировом электропроизводстве составляет, как известно, 16%. В некоторых регионах она, естественно, играет большую роль — во Франции, на Украине. А в целом в мировом балансе она практически отсутствует. И когда речь идет об энергетике, все дерутся за нефть. Сегодня общие мощности энергопроизводства составляют примерно 2 терраватта. Для того чтобы человек жил в нормальных цивилизованных условиях, согласно подсчетам ООН, нужно иметь 2 кВатта на человека. Это означает, что при тех 6 миллиардах, которые есть сегодня, надо иметь, соответственно, примерно 12 терраватт, то есть мы не добираем сегодня на Земле примерно в 6 раз.
МАГАТЭ заявила в 70-е г., что на Земле нужно построить примерно 10 тыс. реакторов, было построено примерно 570. Сейчас их количество сокращается, сегодня работают чуть больше 400, причём половина из них уже выработала свой ресурс, и через несколько лет, если вывести из работы устаревшие блоки, их вообще останется 200 штук. Почему так происходит? Американцы не строят ничего с 78 года. Потом они быстро поняли, что 235-го урана, на котором работают станции, нет [одна из причин преступной сделки по передаче оружейного урана - Гор-Черномырдин]
, с отходами что делать неизвестно, и больше ничего они не строят. А те, кто строит, останется без топлива. Микаель Диттмар, швейцарский физик, провёл исследования и предсказывает, что дефицит урана начнётся для импортёров примерно с 2013-го года. Переход на быстрые реакторы, что у нас г. Кириенко декларирует, — это просто безобразие, потому что каждый этот блок представляет из себя радиохимический завод, на котором нарабатывают плутоний, его достают, вытаскивают, делают новые тепловыделяющие элементы, загружают и так далее. В этом цикле крутится 20 тонн плутония, на каждой станции. А бомбу можно сделать из 6 килограммов. Реактор Б-800, который мы сейчас строим на Урале – плутониевый. Урана нет, значит, надо переходить на плутоний. А теперь представьте себе, что на Фукусиме были бы плутониевые реакторы, охлаждаемые не водой, а натрием. Что бы тогда было? Даже трудно себе представить.
Какие возможны последствия аварии на Фукусиме? Последствия Чернобыля уже известны, можно ли их как-то сравнить с последствиями Фукусимы?
Самое неприятное в этой истории то, что общество начинает привыкать к катастрофам такого сорта. В Японии продолжают, и, видимо, будут продолжать дальше сливать всё в океан, если только Китай не долбанёт кулаком по столу и не возьмёт в свои руки организацию всего этого дела. А в связи со старением атомной энергетики и её распространением вероятность подобных вещей будет постоянно увеличиваться. Поэтому самый неприятный эффект — то, что общество начало хавать такие вещи без протеста, вот это самое неприятное. Катастрофа на Фукусиме приводит к глобальному поражению всей экосистемы Земли. Экосистема океана может быть нарушена, поражена. А также может произойти мировой экономический обвал: если Япония обвалится, то, по сути, будет новый виток жесточайшего экономического кризиса.

21 апреля 2011

Вопросы задавал Сергей Соловьёв

 
Tags: Фукисима, Япония, капитализм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments